качурдоналд (kachur_donald) wrote,
качурдоналд
kachur_donald

парнасдыб олегофренический

Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам:
Их сёла и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам;
С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на верном коне.
Из тёмного леса навстречу ему
Идёт вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному,
Заветов грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век.
И к мудрому старцу подъехал Олег.

Александр Пушкин


Николай Гумилёв
сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
и кудри особенно белы, как утренний снег.
послушай: далёко, далёко, на город Царьград
сбирается вещий Олег.
ему грациозная стройность дана и броня,
и конь, что ни холод, ни сеча ему ничего.
идёт вдохновенный кудесник, не хочет коня,
но примешь ты смерть, говорит, от коня своего.
вдали он подобен цветным парусам корабля,
и бег его плавен, как радостный птичий полёт.
пускай его отроки-други отводят в поля,
и там на закате он прячется в мраморный грот.
я знаю, бойцы поминают минувшие дни,
и белые кости, и смерть пожилого вождя,
и схватки, и битвы, где вместе рубились они,
но верить не могут во что-нибудь кроме дождя.
и как я тебе расскажу про далёкий Царьград,
про щит на воротах, про краткий немыслимо век?
ты плачешь? князь Игорь и Ольга на холме сидят,
покоится с миром Олег.

Булат Окуджава
в поход на чужую страну собирался Олег,
он снова хотел отомстить неразумным хозарам,
их сёла и нивы обрек он мечам и пожарам,
и щит им прибил на ворота за буйный набег.
он едет с дружиной своей, в цареградской броне,
из леса навстречу ему - вдохновенный кудесник,
покорный Перуну заветов грядущего вестник,
съев пряников сладких, пугает он смертью в коне.
и молвит Олег: мой товарищ, мой верный слуга,
ты верно служил, но расстаться настало нам время,
теперь отдыхай! пусть в твоё позлащённое стремя
без пряников сладких не ступит людская нога.
но вот отгремело прощальных речей торжество.
в походе Олег свою армию переиначил:
он отроков-другов ходить за скотиной назначил,
а взрослых оставил в солдатах - авось, ничего.
представьте себе, наступили победные дни.
могучий Олег постоянно пирует с дружиной,
коня вспоминает с печальной растроганной миной
и пряников целый мешок, что добыли они.
змеёй гробовою укушен был вещий Олег.
минутной печали не стоит, друзья, предаваться.
князь Игорь и Ольга готовы в живых оставаться,
и пряников, кстати, всегда не хватает на всех.

Роберт Льюис Стивенсон
из вереска напиток забыт давным-давно.
а был он слаще мёда, пьянее, чем вино.
в котлах его варили и пили натощак
неумные хозары в набегах вместо браг.
Олег собрался вещий, безжалостный к врагам,
погнал хозар он бедных к скалистым берегам.
на вересковом поле, на поле боевом
лежал живой на мёртвом и мёртвый - на живом.
лето в стране настало, вереск опять цветёт,
но некому готовить вересковый мёд.
в своих могилках тесных, в горах родной земли
несчастные хозары приют себе нашли.
Олег по склону едет над морем на коне,
а рядом реют чайки с дорогой наравне.
Олег глядит угрюмо: "Опять в краю моём
цветёт медвяный вереск, а мёда мы не пьём!"
но вот его дружина схватила одного
последнего хозара, а больше никого.
вышел из тёмного леса, щурясь на белый свет,
старый горбатый карлик - не мальчик пятнадцати лет.
сразу к Олегу крутому он приведён на допрос,
но одинокий пленный слова не произнёс.
сидел Олег зловещий, не шевелясь, в седле,
а маленький кудесник остался на земле.
гневно Олег промолвил: - что меня в жизни ждёт?
скоро ль землёю накроюсь? как вы готовили мед?
вдруг голосок раздался: - я не скажу ничего
кроме того, что примешь смерть от коня своего!
пускай его крепко свяжут и бросят в пучину вод,
я выучу новых русских готовить старинный мёд!
сильный могучий воин крепко коня повязал
и бросил в открытое море с прибрежных отвесных скал.
волны над ним сомкнулись, замер последний крик...
и эхом ему ответил с обрыва седой старик.
- правду сказал, россияне, я ждал от коня беды.
теперь ему не подняться, не вынырнуть из воды.
а мне никто не страшен. пускай со мной умрёт
моя святая тайна - мой вересковый мёд!

al_ta_hd и Новелла Матвеева
Хазары слепы, а ты, князь, зряч.
Презрев волхвов и смеясь,
Любви моей ты боялся зря, -
Сказала Олегу змея.
И вот уж и тризна, и литавров медь
Два черепа: конь и хозяин; увы...
А что я с этого буду иметь
Знают одни волхвы.

kcmamu и Александр Дулов
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

Железный шлем и червленый щит,
Олег в поход собрался на хазар.
Дружина пела, как им отомстит,
За буйный набег -- им и меч, и пожар.

Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

Ему навстречу из леса -- не волк,
Идет вдохновенный кудесник, и вот
Он хитро смотрит, завидев полк,
И князю речь таковую ведет:

Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

«Волхвы не боятся могучих владык,
Им княжий дар, в общем, ни для чего.
Правдив и свободен их вещий язык,
Но примешь ты смерть от коня своего».

Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

Олег усмехнулся -- однако чело
И взор омрачились средь ясного дня.
В молчаньи, рукой опершись на седло,
Наш князь угрюмый слезает с коня.

Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

Бой барабанный, знамен карнавал --
Торжественно конь отведен на покой.
Олег воевал и щиты прибивал,
И вот с войны возвратился домой.

Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

-- А где же мой конь? -- Навсегда опочил.
-- Кудесник, ты лживый, безумный старик!
Князь тихо на череп коня наступил
И вскрикнул, змеею ужаленный вмиг.

Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

"Рваная обувь опасна для ног!" --
Сошелся в мнении люд простой...
На тризне плачевной не пить не мог
В такую минуту и в день такой!

Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьярим-трям-тирьям,
Тирьям-тирьям-трям-трям!

supposedly_me и Владимир Маяковский
Бог разом смазал карту судеб,
Олега двинувши к хозарам,
к нему волхва внеся на блюде
с устами в образе гитары.

И волхв ему протренькал: здрасте,
мол, не спасёт тебя броня.
А вы
могли б
такие страсти
сваять из черепа коня?

stran_nik и Агния Барто
Князь Олег любил лошадку,
Но о ней сказали гадко...
На холме белеют кости;
Зря Олег пошёл к ним в гости!

rtnm_r, Борис Слуцкий и Михаил Светлов
Лошади не бывают гадами,
Ни на этом свете, ни на том...
Истанбул по-русски был Царьградом
(Городом Контрастов, если что).
Шел Олег, своей дружиной гордый,
Он хазарам клялся отомстить.
А под ним, броней покрытой мордою,
Конь его одышливо пыхтит.
Вот живешь себе, подковы носишь,
Верно служишь князю... Вдруг - финал!
Даже и не волк, а волхв всего лишь
Жизнь коня цинично оборвал.
"Руссо?" - волхв спросил. Олег ответил: "Свенско!"
(Ай да сукин сын! Ай да Светлов!)
"Смэрть твоя в конэ" - сказал волхв веско,
"Цигель-цигель рэжь его бэз слов!"
Вот, седло впервые оставляя,
Сполз Олег, и "Песнь" с собой унёс.
Вдруг заржали кони, возражая,
Тем, кто предаёт друзей без слёз!
Отроки топор достали крепкий...
(Критика "достала" просто так:
Как мне быть, и как писать нетленку,
Если критик шьёт мне плагиат?)
Но есть Божий суд, змеиным ядом
Он сумел предателя убить...
... Вот и всё. А все-таки не надо
Нам, друзья, о лошади тужить!

ещё?
Tags: перделка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments