August 17th, 2009

зонт

продолжаем разговор

тяжёлым басом гудит фугас
клубится туманный кров,
а Боб Кеннеди пустился в пляс -
но не было слышно слов.
трещит земля, как пустой орех,
лучше пуле подставить грудь.
а Боба вновь разбирает смех,
где роют свинец и ртуть.
но пуля-дура вошла меж глаз,
вслепую со "Штральзунда" бьёт,
сумел он крикнуть и в этот раз,
ударил Тома в живот.
простите солдату последний грех -
чёрен был его путь,
не ставьте над нами печальных вех,
он хочет лечь и уснуть.