July 10th, 2012

карлос

Зуи, который живёт на крыше

- Ведь мне надо успеть сделать причёску, и принять ванну, и побывать у массажистки и маникюрши, и купить новые стельки. Необходимо привести себя в порядок перед выступлением по телевидению.
Фрэнни рассмеялась.
- Новые стельки?.. Да кто их увидит по телевизору?
Зуи посмотрел на неё неодобрительно.
- А разве я сказал, что их кто-нибудь увидит? Во всяком случае, мне нужны новые стельки... Чувствуешь себя уверенней, когда знаешь, что у тебя всё с головы до ног в порядке. Хотя это, может, и не всем понятно. Помню, как я примерно в пятый раз шёл выступать в "Умном ребёнке". Я несколько раз дублировал Уолта, когда он там выступал - помнишь, когда он был в этом составе? В общем, как-то вечером, накануне передачи, я стал капризничать. Симор напомнил мне, чтобы я почистил ботинки, когда я уже выходил из дому с Уэйкером. Я взбеленился. Зрители в студии были идиоты, ведущий был идиот, заказчики были идиоты, и я сказал Симору, что черта с два я буду ради них наводить блеск на свои ботинки. Я сказал, что оттуда, где они сидят, моих ботинок всё равно не видать. А он сказал, что их всё равно надо почистить. Он сказал, чтобы я их почистил ради Толстой Тёти. Я так и не понял, о чём он говорит, но у него было очень "симоровское" выражение на лице, так что я пошёл и почистил ботинки. Он так и не сказал мне, кто такая эта Толстая Тётя, но с тех пор я чистил ботинки ради Толстой Тёти каждый раз, перед каждой передачей, все годы, пока мы с тобой были дикторами, - помнишь? Думаю, что я поленился раза два, не больше. Потому что в моём воображении возник отчётливый, ужасно отчётливый образ Толстой Тёти. Она у меня сидела целый день на крыльце, отмахиваясь от мух, и радио у неё орало с утра до ночи. Мне представлялось, что стоит адская жара, и, может, у неё рак, и ну, не знаю, что ещё. Во всяком случае, мне было совершенно ясно, почему Симор хотел, чтобы я чистил свои ботинки перед выходом в эфир. В этом был смысл.