July 8th, 2015

растяпа

хроника трудовых будней

утром дядька на платформе Ржевская отжимался от скамейки. за время паровозной остановки дядька успел отжаться не менее пятнадцати раз и продолжал этим заниматься, когда мой паровоз уже отъехал.

ничего не вставляется опорос при редактировании, придётся делать отдельным постом.
  • Current Music
    упал-отжался
если

мышцемерное

Poll #2016348 первый отжим

сколько раз вы можете отжаться от скамейки?

0
3(20.0%)
1-5
1(6.7%)
5-10
4(26.7%)
10-20
1(6.7%)
20-50
3(20.0%)
50-100
2(13.3%)
более 9000
1(6.7%)

вон сколько!

  • Current Music
    отожми потихоньку скамейку
  • Tags
почитай

das ist fantastisch

БСФ, том пятый. Антология фантастических рассказов.
Лино Алдани. Онирофильм.
при первом прочтении злилась на Софи Барлоу - она явно неверный вывод сделала из персонального онирофильма, а верным, по-моему, был бы такой: добро пожаловать в реальный мир. но посмотреть настоящий онирофильм я б тогда не отказалась.
сейчас удивляюсь, отчего потребителям те онирофильмы вообще были интересны. откуда рождённые в колбе и воспитанные на конвейере люди набрались хоть какого-то эмоционального багажа, чтобы оценить захватывающие сюжеты тех фильмов?
Кшиштоф Борунь. Восьмой круг ада.
в детстве негодовала на Модеста, который чудом угодил в прекрасный новый мир и так скверно себя вёл.
теперь, понятное дело, очень сочувствую несчастному монаху. странно, что он сохранил хоть какие-то остатки разума, побывав на космическом корабле и попав в будущее, в котором торжествуют отнюдь не те идеи, за которые Модест боролся.
Пьер Буль. Бесконечная ночь.
в детстве этот рассказ меня позабавил, но несколько утомил.
нынче только утомил, почти не позабавив. а вот нечего заговаривать на латыни с незнакомцами в тогах и нажимать на кнопки устройств неизвестного назначения.
Марсель Эме. Талоны на жизнь.
идея с талонами в детстве понравилась, хоть и непонятно было, как это работает. но поскольку главный герой был мне несимпатичен, рассказ как-то не произвёл впечатления.
сейчас всё больше умилялась, до чего главный герой похож на главного героя "Второго нашествия марсиан".
Вацлав Кайдош. Опыт.
и в детстве, и сейчас читала без удовольствия. зачем нужен такой пересказ "Фауста", так и не поняла.
Фридрих Дюрренматт. Операция "Вега".
пожалуй, с этого рассказа началось моё отвращение к политике и политикам. и никуда не делось со временем.
Сакё Комацу. Чёрная эмблема сакуры.
при первом чтении переживала за японского мальчика, счастливому финалу была рада ужасненько.
теперь-то не очень рада: в остальных реальностях счастливым финалом и не пахнет.
Синити Хоси. Когда придёт весна.
в детстве расстроилась за учёного, который жизнь положил на создание ракеты и так погорел со своей коммерцией.
сейчас поражаюсь, как мог учёный поверить в долг укладывающимся спать на зиму аборигенам, не уточнив предварительно, сколько времени эта самая зима длится.