December 6th, 2019

новыгод

двенадцать карбункулов

Брунс представил себе большого коричневого гуся с шипящей жирной кожей и, не в силах сдержать себя, завопил:
- Мусик!!! Готов гусик?!
- Андрей Михайлович! - закричал женский голос из комнаты. - Не морочь мне голову!
Инженер, свернувший уже привычные губы в трубочку, немедленно ответил:
- Мусик! Ты не жалеешь своего маленького мужика!
- Пошёл вон, обжора! - ответили из комнаты.
Но инженер не покорился. Он раскрыл было рот для ответа, но в это мгновение дверь распахнулась, и в комнату влетел Питерсон; щёки у него буквально пылали от волнения.
- Гусь-то, гусь, мистер Брунс! - задыхаясь, прокричал он.
- Ну? Что с ним такое? Ожил он, что ли, и вылетел в кухонное окно? - Брунс повернулся на кушетке, чтобы лучше всмотреться в возбужденное лицо Питерсона.
- Посмотрите, сэр! Посмотрите, что жена нашла у него в зобу!
Питерсон протянул руку, и на ладони его мы увидели ярко сверкающий голубой камень чуть поменьше горошины. Камень был такой чистой воды, что светился на темной ладони, точно электрическая искра. Брунc присвистнул и опустился на кушетку.