Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

бегом

озимое

потеплело. скоро наступит май.
чем нудеть про успехи в школе,
ты попробуй лучше дитя поймай
во ржаном необъятном поле,
дай ребёнку волю бежать во ржи,
рисковать своей тощей попой,
а поймав, попробуй не накажи,
не ругай, не жури, не шлёпай.
чтобы это странное существо
ощущало себя счастливым,
кто-то добрый должен ловить его
тёплым вечером над обрывом.
снег

вечернее

шариков пара дюжин,
ель, мишура, вертеп.
что там у нас на ужин?
яблоки, мёд и хлеб.
чай по стаканам стынет,
кот в уголке уснул.
топают по пустыне
ослик, верблюд да мул.
золото, ладан, смирну
в сумках везут цари,
дремлет младенец мирно,
ты не усни, смотри.
свежее сено в яслях,
скот возвратился в хлев.
вечером тихим, ясным
рядом телец и лев.
есть для больших и малых
много других даров,
есть для волхвов усталых
отдых, еда и кров.
стойло есть для верблюда,
мула и для осла.
видишь, случилось чудо?
видишь, звезда взошла?
из воды

многодетное

один elcour задал мне сочинить мрзскую песню про детей капитана Флирта на мотив размер когановской "Бригантины", но дети попались непослушные и спелись на мотив то ли трёх танкистов, то ли вообще "широка страна моя родная". вот эти дети, прошу любить и не жаловаться.
Collapse )
  • Current Music
    шанти
  • Tags
спит

caturday

всю ночь без смысла и без толку
бродить дворами,
домой протиснуться сквозь щёлку
в оконной раме,
на шкаф забраться в коридоре,
чтоб там сидеть и
не рыпаться, поскольку вскоре
проснутся дети,
таскать начнут, поить из блюдца,
купать в корытце...
а хочется клубком свернуться,
хвостом накрыться.
млын

ангел западного окна

ты отправился в путь, за детской мечтой вдогон:
чтобы жить где-нибудь, пускай не в пределах МКАД,
чтоб горел за окном вечерней зари огонь,
чтоб вдали за рекой ты мог увидать закат.
ты объездил весь мир, заветной мечтой ведом,
этот ориентир застрял в голове, как штырь,
не модерн, не ампир - ты выбрал панельный дом,
в нём - одну из квартир с окнами на пустырь.
ты скитался по свету и заслужил покой,
вспоминая об этом, думаешь: всё не зря.
ты глядишь из окна, там вдали, за рекой,
в ясном небе - заря, в небе горит заря.

почему-то тебе трудно смириться с тем,
что не виден совсем стал горизонт в огне,
что вдали у реки строят всё больше стен,
что всё меньше и меньше неба в твоём окне.
глазаза

невиданный парнасдыб

Мы видали всё на свете,
Кроме нашего вождя,
Ибо знают даже дети,
Что вождя видать нельзя.

Михаил Успенский


Михаил Исаковский
Collapse )

Николай Тихонов
Collapse )

Даниил Хармс
Collapse )

old_radist и английский народ
Collapse )

lecko88 и Найто Дзёсо
Collapse )

squirella и Новелла Матвеева в переводе Самуила Мршака
Collapse )

akonatasha и Николай Добронравов
Collapse )

lecko88 и Эдмунд Шклярский
Collapse )

soobrazim_na и Самуил Маршак
Collapse )

squirella и Сергей Островой
Collapse )

rtnm_r и Владимир Маяковский
Collapse )

rtnm_r и Николай Некрасов
Collapse )

supposedly_me и Регина Лисиц
Collapse )

aikr, Аркадий Стругацкий и Борис Стругацкий
Collapse )

poluton и Андрей Макаревич
Collapse )
излав

наборот

восходит поздняя луна, с газона морось.
ползёт трамвай, хлебнёт вина при этом порознь.
но здесь, когда померк залив от громкой жатвы,
дифференцирует обрыв рябой вожатый.
встреч как бы мало в небесах при всём кисмете,
крадёт отчаянье впотьмах вожатый детям.
обрыв ли верхний важен нам, обрыв ли нижний?
терпимых мало - ни хрена, они за нишей.

комментарии выпрятались.

Collapse ) dir_for_live, cdbyrf, fdo_eq, bodeh, fryusha, soobrazim_na, akonatasha, iad, zwh, caballo_marino, wieder_falsch, linskaja, vesta_svetik, efimpp, pourquoi_by_net, squirella, lecko88, _kum_, drupals, caxap_u_apaxuc, aikr, vmel, valerylepekhin, ptica, БШ, wolfriend.
спит

крылышкуя золотописьмом

детишек уложили, дверь закрыли...
сними очки, газету отодвинь,
смотри - трепещут крохотные крылья,
опять явилась за тобой Динь-Динь.
в своих кроватях спят уютно дети,
дневной неугомонный шум затих,
лишь слышится в отцовском кабинете
негромкий шорох крыльев золотых.
задумчивость

хищные вещи и все-все-все

— Что же, Кристофер Робин? — сказал Пух, желая ему помочь.
— Пух, когда я буду... ну, ты знаешь... когда я уже не буду ничего не делать, ты будешь иногда приходить сюда?
— Именно я?
— Да, Пух.
— А ты будешь приходить?
— Да, Пух, обязательно. Обещаю тебе.
— Это хорошо, — сказал Пух.
— Пух, обещай, что ты меня никогда-никогда не забудешь. Никогда-никогда! Даже когда мне будет сто лет.
Пух немного подумал.
— А сколько тогда мне будет?
— Девяносто девять.
Винни-Пух кивнул.
— Обещаю, — сказал он.
Всё ещё глядя вдаль, Кристофер Робин протянул руку и пожал лапку Пуха.
— Пух, — серьёзно сказал Кристофер Робин, — если я... если я буду не совсем такой... — Он остановился и попробовал выразиться иначе: — Пух, ну, что бы ни случилось, ты ведь всегда поймёшь. Правда?
Они помолчали.
— Кристофер Робин, — сказал Пух, — а кем ты будешь, когда вырастешь?
— А что? — сказал Кристофер Робин. Он очень удивился. — Какая мне разница?
— Как так — какая разница? Тебе всё равно, химиком ты будешь или барменом?
— Я же тебе сказал: мы все проклятые. От проклятья-то не уйдёшь, как вы понять не можете, это же всякий знает.
— Что ж, — сказал Пух, — бывали и раньше проклятые народы. А потом рождались дети, которые вырастали и снимали проклятье.
— А как?
— Это долго объяснять, дружище.