Category: природа

снег

вязаное

куришь, ешь, работаешь, пишешь в блог -
кружишь, как волчок заводной.
успокойся, сядь и свяжи чулок
из остатков пряжи цветной,
обыщи домашние закрома,
по шкафам собери клубки,
ты вяжи, при этом мечтай сама
про далёкие маяки,
про лаванду, про снег на вершинах гор,
про лагуны и острова,
про кленовый сок, про ночной костёр,
про камины и про дрова.
ну ещё немного, ещё чуток,
чтобы мир поместился весь.
к Рождеству как раз довяжи чулок,
в изголовье его повесь.
если

краденое

второго сентября по случаю моего дня рождения коллеги подарили мне Collapse ).
подарок я регулярно поливаю, вода в горшке не задерживается, стекая в специально обученное подставленное Collapse ), откуда растение её употребляет по мере надобности.
чтобы фаленопсису было не скучно, переселила его на кухонный подоконник к монстере, тёщиному языку и молочаю, где он Collapse ) до позавчерашнего дня, только вот поливать его отчего-то приходилось всё чаще.
а позавчера фаленопсис внезапно сбросил все цветы. собирая их, я обнаружила, что монстера подкралась незаметно протянула с тыла к нему свой воздушный корень и лакала из фаленопсисова блюдца!
спит

наборот

лето с чужим заполярьем поёт "ку-ку".
в богатеющий скипетр влетает абсциссы шора.
но, пускай распахнуты двери, ещё в боку
отлучают от майки, так с края тора.
и так свечку задуй, лишь крои отчёт
за него навсегда, но штыки - капканы.
минус люлька есть, пусть попортят рот
за органом сидящего Иоганна.

комментарии небрежно вскрыты.

Collapse ) lecko88, iad, stran_nik, fridka, rtnm_r, chovandoz, aikr.
растяпа

книга джунглей 1984

- Маленький Брат, сколько раз я говорила тебе, что Шер Хан твой враг?
- Столько, сколько орехов на этой пальме, - ответил Маугли, конечно, не умевший считать. - Что же из этого? Мне хочется спать, Багира, а у Шер Хана такой же длинный хвост и такой же громкий голос, как у Мао, павлина.
- Теперь не время спать. Это знает Балу, знаю я, знает стая, знают даже глупые-глупые олени. Табаки тоже говорил об этом тебе.
- Хо, хо! - ответил Маугли. - Недавно ко мне пришёл Табаки и стал грубо уверять меня, что я бесшёрстный человеческий детёныш, неспособный даже вырывать из земли дикие трюфели, а я схватил шакала за хвост, два раза качнул и ударил о пальму, чтобы научить его вежливости.
- И глупо сделал; правда, Табаки любит мутить, однако он мог сказать тебе многое, близко касающееся тебя. Открой глаза, Маленький Брат, Шер Хан не решается убить тебя в джунглях, но помни: БОЛЬШОЙ БРАТ СЛЕДИТ ЗА ТОБОЙ.
спит

крекс-фекс-пекс

в городе поле чудес - незаконная свалка,
воздух на свалке вонючий, прокуренный, пьяный.
там, как полено, тупой и прямой, словно палка,
плачет горячей смолой человек деревянный.
как тут не биться о стену башкой, не беситься?
азбуку продал, на блуд променял да попойки,
были два друга, и те, будто кот и лисица,
бросили здесь одного, чтобы сдох на помойке.
он себя чувствует жалким, бессильным, увечным,
с каждой минутой корявей, кривее, косее.
ишь, размечтался о добром, разумном и вечном,
вырастить даже решил, что попало посеяв.
вырастить дерево - и наплевать на монеты,
хватит прислуживать ростовщикам и барыгам.
он бы с бродячим театром объездил полсвета
и с аквалангом нырял, с парашютом бы прыгал,
выучил бы языки от фарси до латыни...
выдумщики не нужны, чудаки и затейники.
да подавитесь вы теми пятью золотыми!
кое-что не получается мерить на деньги.
вырастет дерево - позже скорее, чем ранее, -
с кроной густой, золотистым сверкающим шаром.
если и правда оно исполняет желания -
счастья для всех. пусть никто не обиженный. даром.
спит

дервиш на переправе

переправа, переправа! и над озером луна,
берег левый, берег правый, много выпил я вина.
ночью, первым из колонны, громче сердца моего
погрузился на понтоны, всё иное - тень его!
как плоты, пошли понтоны не сегодня, не вчера,
басовым, железным тоном пьяный с самого утра.
и плывут бойцы куда-то, чтоб узнал я торжество,
и совсем свои ребята, всё иное - тень его!
старшина паёк им пишет, непутёвый человек,
не быстрей идут, не тише, всё забыл теперь навек,
из Рязани, из Казани, из напева одного:
спят бойцы. своё сказали, всё иное - тень его!
и тверда, как камень, груда, где лежат мои друзья,
хоть бы знак какой оттуда. неужели мне нельзя?
то ли снится, то ли мнится тайна гроба своего,
то ли иней на ресницах, всё иное - тень его!
переправа, переправа! в дымном озере струи,
бой идет святой и правый, замолчали соловьи,
бой идет святой и правый, тот, не певший ничего:
смертный бой не ради славы, всё иное - тень его!